Новости

Электрификация Красной Империи. ГОЭЛРО. Часть 2 — План и реализация / Константин Борисов
, / 1 1

Электрификация Красной Империи. ГОЭЛРО. Часть 2 — План и реализация / Константин Борисов

SHARE
Home особое мнение Электрификация Красной Империи. ГОЭЛРО. Часть 2 — План и реализация / Константин Борисов

Перед чтением второй части, рекомендуем прочитать первую часть.

goelro1

План и реализация

Часть 2.

После переноса столицы в Москву Ленин не мог не появиться на «Электропередаче»: центр России был отрезан от бакинской нефти, от углей Донбасса, стояли все городские электростанции, кроме этой. Он не мог не наткнуться там на друга Глеба, он не мог не почувствовать резонанса с собственными мыслями, причем мыслями, высказанными намного раньше. Удивительно: Ленин не был инженером, не получал естественно-научного образования, но вот цитаты из его первой большой работы «Развитие капитализма в России», написанной в 1896-1899 году, когда развитие электроэнергетики только-только начиналось:

«Электрическая энергия дешевле паровой силы, она отличается большей делимостью, ее гораздо легче передать на очень большие расстояния, ход машин при этом правильнее и спокойнее. … пока остается капитализм и частная собственность на средства производства, электрификация целой страны и ряда стран, во-первых, не может быть быстрой и планомерной, а во-вторых, не может быть произведена в пользу рабочих и крестьян. При капитализме электрификация неминуемо поведет к усилению гнета крупных банков и над рабочими, и над крестьянами» .

Это писал юрист по образованию, которому еще и 30 лет не было – есть чему удивляться. Не буду углубляться в дебри, остановлюсь на главном. Еще до Октябрьской революции Ленин теоретически вывел два главных теоретических положения:

  • электрификация – основа технического прогресса благодаря ряду преимуществ электроэнергии перед другими видами энергии (универсальность, способность быть переданной на большие расстояния, относительная дешевизна и др.);
  • электрификация в масштабах государства требует планового ведения хозяйства, что возможно только в условиях социализма.

Заново «познакомившись» с Кржижановским и группой инженеров, работавших командой на «Электропередаче», Ленин понял, что нашел то, что искал: команду профессионалов, которая была способна воплотить его теоретические рассуждения в практику. Человек легко увлекающийся, он, что называется, «загорелся» и стал главным «толкачом» создания и реализации ГОЭЛРО. Он помогал группе Кржижановского, который привлек к работе своих институтских преподавателей,  всем, чем только мог: отстранил ВЧК от контроля за этими специалистами, не позволял отбирать многокомнатные квартиры, обеспечивал повышенными продовольственными пайками (напомню – речь идет о годах Гражданской войны), своим авторитетом убирал все бюрократические препоны, заботился о состоянии здоровья, привлекал в помощь специалистов из других отраслей экономики. И, не смотря на свою загруженность всеми остальными революционными проблемами, при любой возможности встречался и беседовал с энергетиками.

Инженеры смогли четко сформулировать свои, сугубо практические выводы о возможностях электрификации России и о проблемах, которые возможно было решить только после Октябрьской революции. К возможностям энергетики относили не из теоретических, а из объективных обстоятельств следующие факторы: 1) достаточно развитая  национальная энергомашиностроительная индустрия и крупные поступления импортного оборудования; 2) исчерпывающее финансовое обеспечение отрасли; 3) богатая материально-ресурсная база (топливно-сырьевые и трудовые ресурсы); 4) крупнейшие в мире электротехническая, теплотехническая и гидротехническая школы.

Не менее четко инженеры-энергетики формулировали и факторы, которые не позволяли реализовать план масштабной электрификации России в условиях капиталистической экономики: 1) противоречие между общегосударственной стратегией отраслевого строительства и существовавшими механизмами хозяйствования (рыночные отношения, частная собственность на землю и т. д.); 2) отсутствие общегосударственного органа, который обеспечил бы разработку и реализацию программы развития в масштабах всей страны; 3) безынициативность и инертность государственной власти. Получается, что, не смотря на все свои профессиональные навыки, на наработанный опыт, сами инженеры, при всех их связях, умении добывать банковские кредиты и т.п., без Советской власти и Ленина, как человека, олицетворявшего ее, не могли бы сдвинуться с мертвой точки. Но, в свою очередь, и Ленин, будучи теоретиком, никакого плана электрификации создать был не способен. Так вот сложилась история России в начале минувшего века: в одно время и в одном месте встретились люди, соединение знаний и опыта которых предопределили «биографию» Советского Союза на много десятилетий вперед.

Лично мне история подготовки плана электрификации Комиссией  кажется примечательной удивительными совпадениями. Профессиональные энергетики, ведущие специалисты отрасли, большинство из которых были еще видными деятелями социал-демократической партии, собрались в одном месте для выполнения совместными усилиями не революционной, а инженерной работы. Проект, над которым они работали, заставил их решать проблемы не только энергетические, а целый комплекс задач, выполнить которые было необходимо для реализации проекта. Первый такой проект, первая команда инженеров настолько высокой квалификации, которой решение именно всего комплекса проблем оказалось «по зубам». Глава Советской власти – человек, который столько лет интересовался вопросами электрификации и теоретически понимал ее важность для успеха становления социалистической экономики. И ко всему этому – личная дружба Ленина и Кржижановского, их абсолютное доверие друг к другу. Удивительный, маловероятный набор случайностей, реализовавшийся на все 100 процентов!

Ленин мог выстраивать теории и дальше,  а вот команда инженеров знала, как его теорию превратить в практику. Результатом бесед Ленина с энергетиками стало то, что он согласился с доводами той концепции электрификации, которая  была реализована не только в годы выполнения ГОЭЛРО – мы и после 1991, уже в XXI веке продолжаем придерживаться все того же метода. Наши ТЭЦ и ТЭС построены возле источников энергетического сырья – поближе к угольным бассейнам, поближе к НПЗ, а электроэнергия поступает к потребителям при помощи системы ЛЭП.

GOERLO

Противоположный метод: ТЭЦ и ТЭС поближе к потребителям, и к ним – транспортировка сырья, экономически намного более затратен, а в случае войны, как показал опыт Первой мировой и Гражданской, гарантированно оставляет потребителей без электроэнергии. Второй принцип: строительство энергетических мощностей должно быть совмещено с комплексным развитием района, где появляется новая электростанция. Это – новые транспортные решения, строительство или укрупнение, модернизация заводов и фабрик, населенных пунктов. Советская власть  строила электростанции не для того, чтобы как можно быстрее обеспечить окупаемость строительства, а на серьезную перспективу, чтобы регион за регионом максимально эффективно включались в общий план развития страны. Даже в постсоветских странах, в наше время природные ЧП вызывают куда меньше проблем, чем, к примеру, в США, где электрификация происходила «на рыночных принципах». В этой заметке, мне кажется, не целесообразно останавливаться на этом подробнее – если кому-то покажется интересным, сравнительный анализ может быть представлен, но он будет  объемен, и  потребует изложения достаточно сложных технологических нюансов.

После того, как Ленин «впитал» в себя информацию, предоставленную командой инженеров-энергетиков, события развивались достаточно быстро – настолько, насколько позволяли обстоятельства Гражданской войны. Уже в марте 1918 года было создано управление электротехнических сооружений (Электрострой), в которое стали активно привлекать новых специалистов. В конце лета того же года Электрострой вырос до Центральный электротехнический совет (ЦЭС). В начале 1920-го года Ленин обобщил всю предварительную подготовку в статье «Набросок плана научно-технических работ». В нем в качестве главной задачи выдвигалось составление программы промышленно-экономического переустройства России. Вот центральная идея этого «Наброска»:

«Особое внимание должно было быть обращено на электрификацию промышленности и транспорта и применение электричества к земледелию; использование непервоклассных сортов топлива (торф, уголь худших сортов) для получения электрической энергии с наименьшими затратами на добычу и перевоз горючего; водные силы и ветряные двигатели вообще и в применении к земледелию».

Тогда же, зимой 1920 Ленин пишет широко известное (в узких кругах, разумеется) письмо Кржижановскому. Известно оно тем, что в нем было предопределено составление программы энергостроительства:

«…Примерно в 10 (15?) лет построим 20-30 (30-50?) станций, чтобы всю страну усеять центрами на 400 (или 200, если не осилим больше) верст радиусом; на торфе, на воде, на сланце, на нефти (примерно перебрать Россию всю, с грубым приближением). Начнем-де сейчас закупку необходимых машин и моделей. Через 10 (20?) лет сделаем Россию «электрической».

Письмо попало, что называется, «правильному адресату»: Кржижановский включился в предложенную работу стремительно, использовав весь наработанный опыт инженера-практика. Уже через неделю Глеб Максимилианович ответил на письмо Ленина брошюрой «Основные задачи электрификации России», которая сразу же была издана. 3 февраля 1920 –  заседание ВЦИК принимает резолюцию об электрификации России. По инициативе Ленина уже 11 февраля прошло совещание под председательством Кржижановского, и уже 24 февраля Ленин подписал декрет о создании Комиссии ГОЭЛРО.

Первоначально в ее состав вошли 28 человек: Кржижановский Г.М. в качестве председателя, А. И. Эйсман (заместитель председателя), А. Г. Коган и Б. И. Угримов (товарищи председателя), Н. Н. Вашков, Н. С. Синельников (заместители товарищей председателя), И. Г. Александров, А. В. Винтер, И. И. Вихляев, Л. В. Дрейер, Г. Д Дубелер, Р. Э. Классон, Д.И. Комаров, К. А. Круг, С. А. Кукель, М. Я. Лапиров-Скобло, Т. Р. Макаров, М.К. Поливанов, Л. К. Рамзин, Г. К. Ризенкампф, Р. Л. Семенов, Б. Э. Стюнкель, А. И Таиров, Р. А. Ферман, М. А. Шателен,  А. А. Шварц, Е. Я. Шульгин. Но практически сразу Комиссия ГОЭЛРО стала привлекать к своей работе все новых специалистов. Активное участие в деятельности Комиссии принимали Е. В. Близняк, А. А. Горев,  П.  А. Флоренский и другие известные специалисты-энергетики. Уже через полгода  в работе Комиссии было задействовано около 240 человек.

Трудно сказать, справилась бы Комиссия с составлением плана, если бы во главе не стоял именно Кржижановский. Дружеские личные отношения с Владимиром Ильичем Глеб Максимилианович использовал по максимуму: выбивал помещения, необходимые материалы, привлекал нужных специалистов через головы всех начальников, выколачивал пайки (1920 год, война!), решал транспортные проблемы, успевал своевременно обеспечивать выпуск бюллетеней Комиссии. Ленин первоначально требовал, чтобы составление плана было закончено за два месяца. С учетом его полномочий, резкости суждений такое требование могло закончиться провалом всего дела, но Кржижановский сумел убедить старого друга, что спешка приведет только к ошибкам и недочетам, и Ленин … уступил. Комиссия работала с февраля по ноябрь 1920, и уже 22 декабря того же года VIII Всероссийский съезд Советов единодушно одобрил план работы – план ГОЭЛРО. Именно на этом съезде Советов прозвучала ставшая знаменитой фраза В. И. Ленина: «Коммунизм – это Советская власть плюс электрификация всей страны».
goelro2

План ГОЭЛРО – первый единый перспективный план комплексного развития народного хозяйства Советской республики. То, что план был именно комплексным, а не касался только и исключительно строительства электростанций и ЛЭП, становится совершенно очевидным, если посмотреть на расчеты финансирования:

Электрификация (1750 тыс кВт) — 1,2 млрд. руб.
Расширение обрабатывающей промышленности на 80% — 5,0 млрд. руб.
Расширение добывающей промышленности на 100% — 3,0 млрд.руб.
Восстановление, улучшение и расширение транспорта — 8,0 млрд. руб.
ВСЕГО — 17,2 млрд. руб.

Несложная арифметика – на электрификацию как таковую приходилось 7% всего объема финансирования. А вот транспорт – 46,3%, обрабатывающая индустрия – 29,2%, добывающая – 17,5%. Электрификация Советской России изначально становилась основой всей конструкции экономики, на которую, условно говоря, «наматывались» все остальные отрасли.

План ГОЭЛРО состоял из двух частей: «Программа А» – восстановительная и «Программа Б» — развивающая.

С восстановлением полностью справились к 1926 году, как и было предусмотрено. А вот реализация  Программы Б была сокращена вдвое, с 10 лет до 5, да еще и выполнена была со значительным превышением всех показателей. В рамках плана ГОЭЛРО было впервые осуществлено экономическое районирование страны. Было выделено восемь основных экономических районов: Северный, Центрально-промышленный, Южный, Приволжский, Уральский, Кавказский, а также районы Западной Сибири и Туркестана. Для каждого из них были предложены сбалансированные решения, основанные на анализе их сырьевых, транспортных и промышленных ресурсов.

Менее чем за 10 лет после революции, Гражданской войны, интервенции СССР сумел на базе электрификации перейти к рациональному размещению промышленных объектов по всей территории, массово электрифицировать железные дороги, подготовиться к началу индустриализации на основе планов пятилеток. К 1932 году СССР вышел на третье место в мире по выработке электроэнергии (после США и Германии): если в 1913 в стране работали около десятка крупных электростанций, то в 1930 – уже 95. Крупные электростанции были дополнены еще и 750  электростанциями районного и местного масштаба, общая выработка электроэнергии  с 2,0 млрд кВт часов выросла до 8,4 млрд – более, чем в четыре раза. И не в процентах, а в разах измерялся рост промышленной продукции: в 1,6 раза – угля, в 4,7 раза – нефти, в 4,8 – торфа, в 1,4 раза – железной руды, в 3 раза – чугуна, в 3 раза – стали… Электричество пришло не только в города – к концу 1929 года «лампочка Ильича» зажглась в 89,7 тысяч сел.

План ГОЭЛРО был первым в биографии Советского Союза, и он оказался настолько удачен, что был взят за основу при составлении всех последовавших после него пятилеток. Мало того: план ГОЭЛРО стал примером и для капиталистических стран – уж очень впечатляющим оказались успехи и результаты. План электрификации США разрабатывала группа Франа Баума, комплексную электрификацию Германии пыталась разработать Оскар Мюллер, во Франции работали над тем же инженеры Велем, Дюваль, Лаванши, Мативэ и Моляр, были попытки того же рода в Польше, в Японии. Но удача не улыбнулась никому, поскольку ни одна капиталистическая страна не могла обеспечить выполнения нескольких главных условий для реализации такого плана.

Какими были причины того, что ГОЭЛРО оказался настолько успешен? 1) Являясь общегосударственным планом, ГОЭЛРО был директивно обязателен для всех комиссариатов и прочих ведомств СССР. Тенденции, структура и пропорции развития экономики всего государства не были некими рекомендациями или пожеланиями – они были закреплены на законодательном уровне. 2) План ГОЭЛРО был научно обоснован, причем комплексно – с точки зрения энергетики, географии, климатологии и иных фундаментальных наук. При этом план не ставил своей задачей подробнейшую детализацию – где надо обеспечить работу мельницы, сколько лампочек будет в этом районе вот этого города, детали были предоставлены для проработки на местном уровне. 3) У плана ГОЭЛРО были четкие временные рамки: 5 лет на Программу А, 10 лет  – на программу Б. При этом то, что 90% заданий плана были выполнены досрочно, не вызвало никаких сложностей – настолько аккуратно была проработана «обратная связь»: Комиссия ГОЭЛРО получала весь объем информации о том, как идет работа на том или ином участке. Замечу, что это было успешно сделано в то время, когда ни о каких компьютерах еще никто и не мечтал – было бы желание решить задачу, а не обосновать причины, по которым решение невозможно.

Ничего удивительного в том, что успешное создание плана ГОЭЛРО позволило руководству СССР расширять полученный опыт. В январе 1921 года была создана новая организация с длинным названием – Государственная комиссия СССР по планированию при Совете Труда и Обороны СССР при Совете Народных Комиссаров СССР. Невероятное название! Руководителем стал, разумеется, Глеб Максимилианович Кржижановский, который привел в новый орган весь костяк Комиссии ГОЭЛРО. А инженеры такое название вытерпеть просто не могли, а потому с весны вместо этой абракадабры появилось название, которое намного привычнее нашему уху – Госплан. А Комиссию ГОЭЛРО расформировали летом 1921 – тех, кто не перешел на работу в центральный аппарат Госплана, Кржижановский аккуратно перевел в Секцию энергетики, которая стала структурной единицей Госплана.

Первые годы работы Госплан собирал статистику по состоянию экономики во всех регионах СССР, затем стал неким консультативным органом для руководства отдельных союзных республик, координируя их планы с целью сбалансированного общего развития. С 1925 года Госплан к выпуску ежегодных «контрольных цифр» — это уже были директивы, обязательные к выполнению. Энергия, инициатива Кржижановского никуда не делись – эти годы он потратил еще и на то, чтобы отделения Госплана появились в каждой республике, в каждом крупном промышленном регионе. Только после этого Кржижановский посчитал, что Госплан готов к выполнению самой главной работы, для которой его создавали – разработке первого пятилетнего плана. Но это уже совсем другая история…

Автор: Константин Борисов
Выпускающий редактор: Виталий Руднев

ПРИ ИСПОЛЬЗОВАНИИ ЛЮБЫХ МАТЕРИАЛОВ С РЕСУРСА ZARYA.LV
ССЫЛКА НА ПЕРВОИСТОЧНИК ОБЯЗАТЕЛЬНА

One Comment