Новости

Русская цивилизация. Часть 3. Революция / Константин Борисов
, / 0 0

Русская цивилизация. Часть 3. Революция / Константин Борисов

SHARE
Home особое мнение Русская цивилизация. Часть 3. Революция / Константин Борисов

Перед чтением третей части, рекомендуем прочитать первую часть Русской Цивилизации «Родина» и вторую часть «Крестьянство».

Революция

Часть 3.

Не единожды доводилось слышать «белую» версию: жила-была монархическая, истово православная Россия, да пришли коварные большевики, наймиты жидо-американских германцев на службе Франции, да и соблазнили-совратили наивных и доверчивых пролетариев с крестьянами, сбили их со столбовой дороги. А сам русский народ этого и вовсе не хотел, русскому народу нравилось, как ловко дворяне и прочие представители элиты хрустели французской булкой, любовался русский народ гимназистками румяными…

Но факты – вещь упрямая, и рассказывают они о том, что напрягаться с соблазнением большевикам особо не потребовалось: Русская цивилизация ждала возможности шагнуть в социализм. Пролетариат не только не сопротивлялся большевикам – он еще и «поправлял» идеологию и практику этой партии, «сгибая» ее под себя.

Партия Ленина была «вооружена» марксистской идеологией, но ее приход к власти имел очень мало общего с тем, что излагал Карл Маркс. И опираться на рабочий класс при проведении Октябрьского переворота практически не потребовалось – Советы ведь не просто назывались «Рабочих, солдатских и крестьянских депутатов», они таковыми были и по содержанию. Но мы уже выясняли, что «солдатские» и «крестьянские» это «масло масляное» — армия на 80% состояла из крестьян. Да и восстания в Петрограде, как такового, практически не было – власть фактически «валялась на полу», Временное правительство на практике демонстрировало, что такое торжество либеральных идей в России. Фронт рухнул, в армии царила анархия, в деревнях и селах свирепствовала продразверстка (введена решением Продовольственной комиссии 02.03.1917, подтверждена законом, принятым Временным правительством 25.03.1917), промышленность и железные дороги сотрясались забастовками. Про свирепствовавшую инфляцию и вспоминать страшно: многие помнят, как выглядели банкноты, названные в просторечье «керенками». Нужна была смелость взять власть в свои руки, взять на себя ответственность за судьбу страны и людей. РСДРП(б) во главе с Лениным и его соратниками такую смелость имела.

Lenin5

Обстоятельства сложились так, что на теоретическое осмысление происходивших с невероятной скоростью событий у большевиков времени физически не было. Ленин был «вооружен» теорией Маркса, но применение теории в стране, в которой социалистическая революция победила не благодаря, а вопреки – отдельная, и очень интересная история, заслуживающая внимания.

Удивительно, но многие важные моменты Октябрьской революции (или переворота, как называли эти события сами большевики вплоть до 10-летнего юбилея оных) – вне поля зрения даже тех, кто неплохо знает нашу историю. Мы хорошо помним, что Ленин вернулся из эмиграции в апреле 1917 года, сходу «выстрелив» своими «Апрельскими тезисами» с крыши броневика, так? Но 3 апреля Ленин произнес не менее десятка речей – на всем пути процессии, сопровождавшей его  от Финляндского вокзала до особняка Кшесинской, как писал один из свидетелей, Суханов:

«С высоты броневика Ленин «служил литию» чуть ли не на каждом перекрестке, обращаясь с новыми речами все к новым и новым толпам. Процессия двигалась медленно. Триумф вышел блестящим и даже довольно символическим».

С чем был связан триумф? Да с тем, что Ленин, вопреки мнениям меньшевиков, эсеров и даже части большевиков, заговорил о необходимости обеспечить перерастание революции буржуазной в революцию социалистическую. И не когда-то потом, в будущем —  а немедленно. «Апрельские тезисы» Ленин зачитал вслух не у вокзала, а в зале особняка Ксешинской – в зале, в котором собралось около 200 его сопартийцев, и это логично: речь была практически готовой программой действий, а не агитационно-зажигательным текстом, который он произносил для посторонних.

«Своеобразие текущего момента в России состоит в переходе от первого этапа революции, давшего власть буржуазии… ко второму ее этапу, который должен дать власть в руки пролетариата и беднейших слоев крестьянства».

Центральная мысль тезисов, и она привела в шок и трепет даже единомышленников, которые были уверенны, что «торопиться не надо». Меньшевики, да и многие большевики были уверенны, что предстоит длительный этап, что необходимо сотрудничать с Временным правительством, а Ленин рубил с плеча:

«Необходимо разъяснение массам, что С.Р.Д. (Совет рабочих депутатов – Д.Л.) есть единственно возможная форма революционного правительства… Не парламентарная республика — а республика Советов рабочих, батрацких и крестьянских депутатов по всей стране, снизу доверху».

Практически никто из соратников Ленина так и не смог до конца оценить самой сути Советов, огромности их значения, а он видел в них тот рычаг, при помощи которого можно было перевернуть страницу капитализма в России. Вот только никаких таких Советов в трудах Маркса и в помине нет – это «народное творчество» в чистом виде. Родина первого Совета – Иваново-Вознесенск Владимирской губернии, время рождения – май 1905 года. В это время в этом городе проходили массовые забастовки с экономическими и политическими требованиями к владельцам предприятий и к городским властям. Власти и предприниматели заявили, что будут общаться не с неорганизованной толпой, а только с уполномоченными от рабочих. Рабочим сказали – рабочие сделали. Первым руководителем первого Совета стал образованный рабочий-гравер, поэт, А.Ноздрин. Рабочие не стали решать проблему только с избранием уполномоченных. Мы ведь уже выясняли, что в начале минувшего века Россия была страной крестьянской, пролетарии того времени из деревенских общин в город прибыли незадолго до описываемых событий. И крестьянская основательность никуда не исчезла: в городском Совете (а в него попали, в основном, совсем молодые мужчины, 23-25 лет от роду) были образованы еще и комиссии – стачечная, финансовая, продовольственная, по организации рабочей милиции…

Узнаете? Да, та самая деревенская община, мир – недавние крестьяне хотели брать свою жизнь теперь уже в городе в свои руки, и делали они это так, как делали их отцы да деды. Пример ивановцев оказался весьма заразителен – Советы стали появляться в одном городе за другим. При этом избрание шло не по округам, как это происходит сейчас: основными избирательными единицами стали коллективы фабрик, заводов, воинских частей, казачьих станиц – то есть общности людей, объединенных общим делом.

Деревня пришла в город, Русская цивилизация сама, без всякого «верховного руководства» породила органичный, «родной» для нее орган самоуправления. Выборы шли открытым или тайным голосованием на митингах, собраниях, и прямо на них избранным давали «наказы», в случае неисполнения которых депутаты отзывались из Советов на таких же собраниях-сходах, во время которых кандидаты и их дела обсуждались-оценивались прилюдно, открыто. И эти Советы в том 1905 году уверенно справлялись с тем, что было необходимо во время той революции: организовывали демонстрации и вооруженные выступления, закупали оружие, формировали боевые дружины, выстраивали связи с крестьянами в солдатских шинелях – то есть с воинскими частями.

Lenin1

Советы не только создавали такие же комиссии, как в Иваново-Вознесенске – кое-где создавались, к примеру, народные суды, организовывались лекции политпросвещения, на которые приглашали людей из социалистических партий (меньшевики, большевики, эсеры). Советы – творчество масс – позволили некоторым городам объявить себя, ни много ни мало – республиками! (известны Красноярская, Новороссийская, Люботинская, Рузаевская и др.). К осени 1905 года Советы «докатились» и до обеих столиц, а всего за время первой революции в России было создано 62 Совета, из которых 35 – в городах. С поражением революции в 1907 году Советы исчезли, чтобы появиться вновь только в феврале 1917 года.

К моменту появления Ленина в Петрограде уже действовало больше 300 Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, к лету их число удвоилось. Ставка Ленина сработала целиком и полностью: Советы были востребованы народом, большевикам оставалось только возглавить это движение снизу. До появления Ленина Советы не успели организовать надежных связей друг с другом, действовали разрозненно – по этой причине профессиональные политики из разных партий (и большевики в том числе) и не смогли оценить все их значение, весь скрытый в них потенциал. Можно какое угодно количество раз называть Ленина «немецким шпионом», но тот факт что он, долгие годы, находясь в эмиграции, умудрился осознать все значение Советов, убедительно доказывает – вождь мирового пролетариата обладал недюжинным умом и политическим чутьем. Его «Апрельские тезисы» стали расширением учения Маркса – практика вошла внутрь теории и изменила ее.

Фиксируем: сначала народ, простые работяги породили Советы, и только потом большевики сделали эти органы самоуправления основой нового строя. Не большевики вывели необходимость Советов из своих теорий, а люди придумали и «вколотили» Советы в социализм.

Но Советы не были единственной «придумкой» пролетариата начала века, сделанной без всяких теоретических обоснований. В начале века меньшевики пытались привить на русскую почву новейшее изобретение европейского пролетариата – профсоюзы. Во время революции 1905 года профсоюзы появились в большом количестве: профсоюзы железнодорожников, булочников, печатников, столяров, приказчиков, фармацевтов, работников нефтепромыслов и многие другие.

Свою большую роль профсоюзы сыграли – тут и участие в вооруженных восстаниях, и помощь друг другу (к примеру, забастовка железнодорожников, организованная профсоюзом города Риги, почти месяц не давала перебросить царские войска для подавления восстаний в разных губерниях), и подпольное изготовление оружия, и многое другое. Вот только решающего перевеса в профсоюзах большевики добиться не смогли, а меньшевики своими интригами не дали возможности организовать всероссийский съезд профсоюзного движения.

В результате того, что большого объединения так и не произошло, царское правительство после подавления революции без особого труда разгромило и профсоюзы – к 1910 году в России их оставалось всего 95, да и те перешли на нелегальное положение. С началом Первой мировой охранка завернула гайки еще жестче – к февралю 1917 года во всей стране насчитывалось всего 20 профсоюзов. После Февраля резко активизировавшиеся меньшевики стали их самым активным образом восстанавливать: к апрелю их было уже около 2 000, они сумели объединить 1,5 млн человек. После возвращения Ленина большевики делали все возможное, чтобы получить решающее влияние в различных профсоюзах. Борьба шла с переменным успехом, в силу чего в Октябрьской революции профсоюзы участия практически не принимали.

Lenin2

И вот тут мы переходим к тому, о чем говорят очень мало, но без чего Октябрьской революции просто не было бы. Вы слышали, что за зверь такой – «фабрично-заводские комитеты»? Подозреваю, что очень вряд ли. А это снова наш, доморощенный, зверек – еще один пример творчества простых рабочих, еще один пример активности пролетариата вне рамок марксистской теории. Снова практика, изменившая теорию.

Отшумела Февральская революция, закончилась пора митингов  с демонстрациями, рабочие вернулись в цеха. Что для них изменилось с крахом самодержавия, с появлением Временного правительства? Да практически ничего, даже главное экономическое требование той поры – 8-часовой рабочий день – так и не было выполнено. В 1979 году небольшим тиражом вышла книга «Фабрично-заводские комитеты Петрограда в 1917 году» под редакцией И.И.Минца – удивительный сборник документов той поры. Начинается сборник с протокола заседания Петроградского Совета, засвидетельствовавшего момент, который можно считать началом истории фабрично-заводских комитетов.

Представитель Нарвского района Павленков:

«Разве помогут только политические свободы тому, чтобы рабочие жили по-человечески? Обеспечить минимальные условия человеческого существования — 8-часовой рабочий день, минимум зарплаты. При старых условиях бесполезны свободы… Настроение прошло, так как не оправдались надежды. Фабрикантам, предпринимателям удалось сохранить свое положение, и тем они сильны. Революция стоит на месте».

Представитель от объединенного собрания рабочих Франко-Русского и Адмиралтейского заводов и Гребного порта Пахомов:

«Рабочие наших заводов, неудовлетворенные постановлением Совета о прекращении всеобщей стачки, вводят 8-часовой рабочий день явочным порядком и сменяют администрацию».

Представитель Сестрорецкого оружейного завода И. Михайлов:

«Мы тоже требуем введения рабочего управления и вводим 8-часовой рабочий день явочным порядком».

Что мы видим? Рабочие, простые рабочие, не спрашивая никаких инструкций к действиям у Советов, у представителей каких бы то ни было партий, уже действовали так, как они сами считали наиболее целесообразным, наиболее справедливым по отношению к тем, кто непосредственно работал у станков, в депо, на складах и пр. Их представители поставили Советы перед фактом: мы уже действуем, мы уже берем контроль над предприятиями в свои руки.

Эти «мы» и были те самые фабрично-заводскими комитеты, хоть в первое время они назывались на разных предприятиях по разному: «революционный заводской комитет», «распорядительный комитет», «временный комитет по управлению заводом» и т.д. Рабочие не собирались ждать неких мудрых начальников, которые расскажут им, как надо и что надо – они определили круг задач для самих себя совершенно самостоятельно:

  1. представительство рабочих «в их сношениях с правительственными и общественными учреждениями»;
  2. «формулировка мнений по вопросам общественно-экономической жизни рабочих»;
  3. разрешение вопросов, касающихся внутренних взаимоотношений между самими рабочими;
  4. представительство перед администрацией и владельцами предприятий по вопросам, касающимся взаимоотношений между ними и рабочими» – это Путиловский ФЗК 11 марта.

Администрации и владельцам, Временному правительству такой подход не мог понравиться, они пытались противодействовать, саботировали решения ФЗК, но мгновенно стали получать ответ – ФЗК расширяли свои функции. Чем они занимались уже в апреле, всего через полтора месяца после Февральской революции? Проведением в жизнь 8-часового рабочего дня, наймом и увольнением рабочих, социальным страхованием и предоставлением медицинской помощи, установлением тарифов и расценок, организацией и вооружением рабочей милиции, охраной предприятий, удалением и утверждением администрации, контролем за производством и распределением, вмешивались в вопросы культуры и просвещения.

Рабочие прекрасно понимали, что контроль над предприятием – это все, на что хватает их знаний «здесь и сейчас», что к руководству всем производственным процессом, поставками сырья и сбытом продукции они просто не готовы. Но останавливаться они и не думали! Вот цитата:

«Мы, представители рабочего Комитета при фабрике, обращаемся с призывом ко всем работающим, чтобы они со своей стороны приняли самые энергичные меры к своему обучению и перевоспитанию в новую жизнь. Рабочие должны и могут научиться управлять всеми делами завода», — из воззвания ФЗК фабрики «Невка» от 20 марта.

Это, повторюсь еще раз – слова из воззвания простых работяг, а не политиков, не профессиональных революционеров, вооруженных различными теориями.

Как повел себя Ленин, обнаружив еще один результат осмысления ситуации «снизу»? Риторический вопрос: вряд ли ему потребовалось много времени, чтобы узнать о таком вот, к примеру, воззвании ФЗК Путиловского завода:

«Помните, что, приучаясь к самоуправлению, мы готовимся к тому времени, когда частная собственность на фабрики и заводы будет уничтожена и орудия производства вместе со зданиями, воздвигнутыми руками рабочих, перейдут в руки рабочего класса». 

ФЗК буквально ждали, когда их инициатива будет поддержана большевиками, предвосхитив идеи Ленина, высказанные в «Апрельских тезисах» своими практическими действиями. Удивительно еще и то, что ФЗК сами поняли, что ограничивать свои действия территорией предприятий они не могут – иначе Временное правительство и владельцы «украдут» все достижения буржуазной революции, не позволят развить ее до революции социалистической.

20-21 апреля в Петрограде прошли несколько рабочих демонстраций, закончившихся столкновениями с буржуазными активистами, которые закончились убийствами нескольких рабочих. Реакция ФЗК была мгновенной: рабочая милиция, занимавшаяся поддержанием порядков на территориях предприятий, приняла на себя функции охраны демонстраций и митингов. 22 апреля – вечер, когда состоялось общегородское делегатское собрание ФЗК  по организации … Красной гвардии. Рабочие реагировали удивительно четко, слаженно: на этом собрании были представлены 90 промышленных предприятий 12 городских районов и 2 пригородных предприятия, на которых на 1 января 1917 года работало свыше 170 тысяч человек. Тем же вечером был создан и устав Красной гвардии, начинавшийся словами «Красная гвардия создается не только для охраны уже имеющихся завоеваний революции, но и для  завоеваний новых и новых».

krasnaja_gvardija

Обратите внимание и вот на какой момент. Идея профсоюзов в Россию была принесена извне, из Европы. Профсоюзы появились, потом были разгромлены, восстановление их шло медленно, в них царили разброд и шатания между представителями разных партий. А с ФЗК – абсолютно другая картина: рабочие придумали и создавали их сами, они распространялись в темпе степного пожара. Это – свое, родное, в них мы снова видим проявления того самого общинного способа жизни, неотъемлемой части Русской цивилизации.

На любом заводе, в одном месте всегда собраны представители самых разных специальностей, которые – по теории – должны входить в разные отраслевые профсоюзы (токари, фрезеровщики – это профсоюз металлообработчкиов, грузчики на складах – профсоюз чернорабочих, электрики – профсоюз электроэнергетиков и т.д.), но такой вариант не походил на привычный подход для вчерашних крестьян: получалась не община, не мир, а что-то странное, совершенно искусственное. И рабочие приняли «теоретически не правильное решение» — объединиться без оглядок на специальности. Доходило до того, что станочники, получавшие самые большие зарплаты, добровольно скидывались, чтобы поднять зарплаты подсобников, уборщиков, грузчиков. Так было – справедливо…

Снова приходится отдать должное Владимиру Ильичу: он мгновенно оценил важность этой новой инициативы, большевики выиграли борьбу за ФЗК у всех остальных политических партий, что называется, «в одни ворота». К маю 1917 большевики контролировали порядка ¾ ФЗК Питера, 12 июня на  общегородской конференции с большой речью выступил Ленин, в составе избранного на конференции Центрального Совета большевики получили 19 мест из 25.

«Зараза» ФЗК из Петрограда быстро распространялась по всей стране, и 30 октября 1917 года в столице начала работу уже Всероссийская конференция. Большевики демонстрировали партийную дисциплину: ни в одном городе они не упустили контроля над ФЗК, среди делегатов конференции большевиков было не менее 70%.

Резолюция «О текущем моменте» вполне закономерно провозгласила:

«Успешное осуществление рабочего контроля над производством и распределением возможно лишь при переходе всей государственной власти в руки Советов».

Резолюция была принята 4 ноября 1917 года. Обратили внимание на дату? Напомню, что отряды Красной гвардии были созданы именно ФЗК, и принятая резолюция позволила аккуратно завершить подготовку к тому, что имело место быть всего через пару дней. Именно ФЗК обеспечивали эти отряды людьми, доставали и изготавливали на своих заводах оружие и боеприпасы, налаживали контакты с воинскими частями и организовывали подготовку бойцов. Работа была сделана на  отлично – в ночь Октябрьской революции отряды Красной гвардии все поставленные им задачи выполнили без ошибок.

Советы и фабрично-заводские комитеты – не просто некие «механизмы», при помощи которых партия большевиков смогла осуществить Октябрьскую революцию в Петрограде и взять власть на местах. Оба этих органа были живым творчеством народа, необходимость существования которых не было в теориях ни Маркса, ни Ленина – никакой гений не мог заранее предвидеть, как теория будет воплощаться в практику.

Lenin_Stalin_Marks

На практике получилась достаточно занимательная цепочка. Ленин и его партия в 1917 году совершили то, чего не было ни в каких теориях Маркса – осуществили пролетарскую революцию в крестьянской стране. Но и самого Ленина, со всем его умом, талантом агитатора на такое не хватило бы, если бы идеи социализма не укладывались в сознание простых русских людей самым естественным образом.

Русская цивилизация просила, ждала социализма – не как некой теоретической, умозрительной конструкции, а как реального воплощения Справедливости не в загробном мире, а «здесь и сейчас».  Советы и ФЗК – реальные доказательства того, как сам народ, безо всяких руководителей, творил свою историю. Мир деревенской общины, плотью от плоти которой были рабочие начала прошлого века, породил в новой, городской среде, две новых формы самоуправления. Люди сами, открыто, на митингах и собраниях решали, кто из них достоин доверия, чтобы стать их представителями, чтобы взвалить на себя груз ответственности за порученную работу. И еще одна характерная деталь: делегатов-депутатов вот такое же собрание могло запросто выгнать – как только люди понимали, что выбрали «некачественного» кандидата. Причины могли быть разными: кто-то не тянул, поскольку был туп, кто-то пытался работать на самого себя, а не на общество, кто-то мог и физически не выдержать напряженной работы.

Ошибки и попытки обмана обсуждались в открытую, решения принимались простым открытым голосованием – без избирательных комиссий, партийных списков, избирательных округов и прочих формальностей, которые стали привычны для нас, жителей «демократических стран». Страны у нас до невероятия демократичны, но вот право отзыва депутатов у нас отобрали давным-давно… Наверное, чтобы мы не скучали, чтобы нам было что послушать с высоких трибун – про борьбу с коррупцией, про то, как депутаты декларируют свои доходы, добавляют-отбирают сами у себя полномочия. Это ведь так занимательно, так увлекательно, правда?

Формально ФЗК были объединены с профсоюзами вскоре после Октября – решения об этом приняли сначала 1-й Всероссийский съезд профсоюзов (в январе 1918), а затем и 6-я конференция ФЗК Петрограда (в феврале 198). На бумаге это выглядит настолько гладко, что я сначала даже не стал всматриваться в следующую фразу из Википедии:

«Процесс слияния, после которого ФЗК стали низовыми организациями профсоюзов, закончился к началу 1919 года».

Но потом вдруг понял, что тут не все так просто: получается, что в течение всего 1918 года ФЗК продолжали действовать, уходя со сцены без суеты и спешки. Что же дни делали весь 1918 год? Чем этот год интересен в истории нашей страны? 1918 – начало Гражданской войны, интервенция, всевозможные восстания, организация Красной Армии… Нет, тут ФЗК явно были не при чем. ФЗК – это экономика, это промышленные предприятия. 1918 год и предприятия? Да! 1918 год – это национализация. Может тут существовать какая-то связь? И – грешен, каюсь я еще раз перечитал «Апрельские тезисы». И вот он, пункт № 8:

«Не «введение» социализма, как наша непосредственная задача, а переход тотчас лишь к контролю со стороны С.Р.Д. за общественным производством и распределением продуктов.» (С.Р.Д. – Советы рабочих депутатов).

Еще раз, внимательно: «переход тотчас лишь к контролю … за … производством и распределением продуктов». Ленин не собирался немедленно после революции заниматься национализацией! Контроль – и не более того. И это соответствовало теории Маркса: Россия должна была сначала наработать высокий уровень производственных отношений, и только потом переходить к стадии государственного капитализма и планового развития. Единственное, что требовалось национализировать без промедления – банковская система, что и было реализовано большевиками немедленно после Октября.

Объем статьи не стимулирует подробно рассказывать, как после Октября ФЗК физически заставляли большевиков раз за разом соглашаться на национализацию одного промышленного предприятия за другим. Владелец предприятия пытался его закрыть, предварительно распродав сырье и оборудование – это мгновенно пресекалось. Владелец пытался увеличить рабочий день, ввести сверхурочные – и тут же получал жесткую ответную реакцию ФЗК. Немало было случаев, когда владельцы фабрик и заводов просто бежали прочь, бросая производства и персонал на произвол судьбы – и ФЗК.

Владимир Ильич считал, что с иностранными владельцами бакинских нефтепромыслов необходимо вступить в конструктивный диалог – и неожиданно «огромные проблемы со связью, вашу последнюю телеграмму получили только сегодня, национализация успешно завершена на минувшей неделе». Ленин и большевики сопротивлялись давлению ФЗК и обстоятельствам разгоравшейся Гражданской войны, интервенции почти год: решение о всеобщей национализации было принято только после подписания Брестского мира. Последней каплей стало то, что сразу после подписания этого договора германские промышленники и банки начали массово скупать акции российских предприятий. Только после этого Ленин согласился на то, чего требовали рабочие: национализация стала тотальной и имела именно конфискационный характер.

Не хотел народ никаких компромиссов с теми, кто столько лет заставлял их работать на себя по 12 часов в сутки, кто использовал детский труд, кто запрещал профсоюзы, кто снижал расценки и повышал нормы выработки, кто не желал ничего знать об оплачиваемых отпусках – и рабочие просто заставили Ленина пойти на этот шаг. Не наоборот: Ленин придумал – люди согласились «поломать традиционный уклад жизни». Ненавидели простые рабочие этот самый «традиционный уклад», потому и устраняли его самым жестким образом, сумев самостоятельно создать органы самоуправления, взявшие на себя эту работу: фабрично-заводские комитеты. Большевикам хватило ума не только взять этот стихийный процесс под свое управление, они сумели еще и многократно усилить эти настроения пролетариата – взять свою жизнь в собственные руки.

План ГОЭЛРО стал своеобразным вызовом со стороны партии в адрес народа – ведь этот план был разработан именно большевиками. «Хотите сами контролировать и направлять развитие страны? А вот с такой работой – справитесь?» Справились, причем справились блистательно, это мы уже рассматривали достаточно подробно. Факты говорят нам о том, что ничего искусственного, принесенного извне в социалистической революции в России не было. Партия большевиков и простые люди совпали в своих желаниях, их усилия многократно усилили их возможности – как говорят физики, «объединение энергий двух процессов дали эффект резонанса».

Продолжение следует.

Автор: Константин Борисов
Выпускающий редактор: Виталий Руднев

ПРИ ИСПОЛЬЗОВАНИИ ЛЮБЫХ МАТЕРИАЛОВ С РЕСУРСА ZARYA.LV
ССЫЛКА НА ПЕРВОИСТОЧНИК ОБЯЗАТЕЛЬНА